Девушка в шляпе и во времени

Девушка в шляпе и во времени

Фотоэкспозиция «Паула» открылась в Уральском филиале государственного центра современного искусства (УфГЦСИ, ул. Добролюбова, 19а) 1 ноября. Проект работает в рамках официальной программы перекрёстного года культуры Россия — Нидерланды. Серия женских портретов «Паула» известного голландского фотографа Хендрика КЕРСТЕНСА начала путешествовать по нашей стране в мае 2013 года, побывала в Москве и Нижнем Новгороде. Теперь организаторы выставки — Министерство культуры РФ, нидерландская компания из Гааги Perspectiva Art и наш УфГЦСИ при поддержке посольства Королевства Нидерландов в России — привезли «Паулу» погостить в Екатеринбурге до 17 ноября. Лично приехал на торжественную церемонию открытия выставки и отец Паулы. Настоящий отец и творческий тоже — фотограф, запечатлевший свою дочь в разные годы в разных образах Хендрик Керстенс.

Мы попросили фотохудожника показать своё самое любимое «полотно» с любимой моделью. Он немного подумал и выбрал: «Пожалуй, вот этот, с пакетом…» Вблизи видно, что на снимке «шляпа» Паулы — вполне современный пластиковый пакет из-под чего-то совсем не ренессансного или барочного. А издали он обманывает взгляд и белоснежностью, и формой, удачно «прикидываясь» накрахмаленным голландским чепцом…

Пакет превратился в традиционный голландский чепец. Фото: Екатерина ТИТОВА.

На этой выставке сначала возникает совершенно реальное ощущение, что находишься в окружении множества прекрасных женских лиц. Вернее, девичьих. Точнее, ликов — их красота явно не из нашего времени. Словно современный голландский фотограф Хендрик Керстенс неведомо как побывал в XVII веке, и пока его великий соотечественник Ян ВЕРМЕЕР писал свои портреты, умудрился снимать скрытой камерой позирующих художнику девушек.

Всё было не так, и теперь нам известно, как. Через минуту-другую понимаешь, что девушка здесь всего одна. В течение нескольких лет Хендрик Керстенс фотографирует единственную модель — свою дочь Паулу. Это её он перемещает во времени, заставляя «позировать Вермееру». Это она, независимо от отца, от Вермеера, от всех художников золотого века голландской живописи, самостоятельно путешествует в своём времени — взрослеет. Время наложилось на время. Время объясняет время вечными образами, которые вдохновили столетия назад старых мастеров Старой Европы и никуда не исчезли, не растворились бесследно в сегодняшнем воздухе, материализовались перед фотокамерой нашего современника в облике родной дочки. Живопись спровоцировала светопись. Куратор нидерландского фотопроекта в России, историк фотографии, кандидат искусствоведения Ольга АВЕРЬЯНОВА (Москва) уточняет, что в глобальной теме перетекания, соединения времён художник создаёт свою конкретику. Это визуальный дневник взросления девушки, странички из семейного альбома, где молодая наша современница из Нидерландов помещена в атмосферу классической голландской живописи.

«Всадница» (2012 год) — Паула скачет сквозь время… Фото: Екатерина ТИТОВА.

Ничто так не меняет человеческое лицо, как головной убор. Даже на карнавале иной раз достаточно надеть какой-нибудь необыкновенный берет с перьями или спрятать волосы под глухим бархатным «шлемом», и пройдёшь неузнанным среди знакомых. Каких только шляп не изобрёл для Паулы отец-фотограф, сближая века!.. Причём из материалов, которые априори своё время не переживут, которые и нужны только в своей одноразовости. Рулоны туалетной бумаги и разнообразные пакеты (в том числе для мусора), формы для выпечки и кулинарная фольга, бумажный гофрированный абажур и кусок пенопласта… Разве что махровые полотенца, полосатое и клетчатое, сложенные в виде традиционного головного покрова, послужат ещё по прямому назначению в ванной комнате. Очень светлая, оттенка делфтского фарфора кожа, глаза, прозрачные, как вода каналов, избороздивших Голландию… Лицо Паулы в любой из этих «шляп» остаётся спокойным, отрешённым, будто она и не замечает этих причудливых, почти шутовских «колпаков». Безмятежность прекрасного лика и ироничность прозаических аксессуаров вместе создают глубокое очарование портретов при всей их нарочитой «несерьёзности», как это принято у постмодернистов. Паула удивительно похожа на «Девушку с жемчужной серёжкой» — портрет, который хранится в художественной галерее в Гааге, где Хендрик Керстенс родился, живёт и работает. Яну Вермееру постмодернизм и не снился, но и он надел на юную голландку восточный тюрбан.

«А девушке в семнадцать лет какая шапка не пристанет!..» Возможно, Хендрик Керстенс и не читал поэму «Руслан и Людмила», где притаилась эта весёлая пушкинская строчка. Но в своём фототворчестве он явно солидарен с нашим поэтом, примеряя на молодую Паулу самые невероятные шляпы. Вот только до аналога шапки Черномора дело вряд ли дойдёт, ведь она делает человека невидимкой, а это в планы фотохудожника явно не вписывается.