Заботит ли государство «ячейка общества»?

Заботит ли государство «ячейка общества»?

Государственная политика в сфере семьи, материнства и детства требует переосмысления — этот вывод напрашивается по итогам заседания президиума Госсовета, проведённого на днях Президентом в Череповце.

И главным посылом в этой политике должна стать уже не просто поддержка, скажем, тех семей, что оказались в трудной жизненной ситуации или нуждаются в социальной защите, а в принципе семьи как института, семьи с детьми — особенно.

Необходимо создать условия, при которых шло бы неуклонное повышение уровня и качества жизни обычной, рядовой российской семьи. Конечно, ответственность за судьбу своих детей должна нести «прежде всего сама семья», как подчеркнул Владимир ПУТИН, — но всё-таки должна быть атмосфера, при которой семьи с детьми не ощущали бы себя ущербными.

Действительно, стоит только маме и папе завести ребёнка, как семья сразу же откатывается в разряд бедных. Я уж не говорю о семьях неполных, где родитель один. И с каждым последующим ребёнком семья рискует стать ещё и ещё более бедной. На заседании президиума Госсовета председатель рабочей группы, готовившей вопрос, губернатор Вологодской области Олег КУВШИННИКОВ сообщил, что с 2010 по 2012 год доля малоимущих семей с детьми выросла на 4,7%, в то время как общая доля бедного населения в России снизилась. Да вы только вдумайтесь: по данным экспертов, ухудшение уровня жизни семей, возникающее при рождении детей, возрастает по мере увеличения числа детей в семье на 16% среди полных семей с одним ребёнком, на 30% — с двумя детьми и на 50% — для полных семей с тремя детьми и более. О какой положительной демографии, о каких стимулах к росту рождаемости тут можно говорить?!

Согласно последнему опросу ВЦИОМ «Закон о защите семьи: какая семейная политика нужна нашей стране?», граждане в большинстве своём (59%) говорят, что необходимо поощрять и пропагандировать образ расширенной семьи, состоящей из нескольких поколений (родители, дети, бабушки и дедушки). При этом я бы отметил то, что разницы в ответах о приоритетах семейной политики, о необходимых мерах государства для поддержки семьи у мужчин и женщин сегодня практически нет: социологи фиксируют разрыв в несколько процентных пунктов, в пределах допустимой статистической погрешности.

Правда, здесь сложно не увидеть некоего лукавства, инфантильности: «Пусть государство будет учить нас правильно жить». Пропагандируют ли семейные ценности сами люди? Какое поведение друг друга они поощряют, какое осуждают? Скажем, давно уже никто не осуждает разводы: действительно, зачем людям мучить друг друга, раз были проблемы. Но ведь именно обыкновение чуть что — собирать вещи и породило нынешний вал разводов. Никто не разводится чисто ради развлечения. Просто теперь «уважительной причиной» стало считаться то, что раньше не считалось. Культ расширенной семьи? Уход повзрослевшего человека от родителей давно стал нормой…

На президиуме Госсовета приводили в пример компании, в социальных пакетах которых существенная поддержка будущих матерей, доплаты семьям за рождение детей и на их содержание в течение первых лет, субсидирование процентных ставок по ипотеке и проч. — всё это неплохо бы взять на вооружение бизнесу в целом. Однако стоит трезво понимать: для бизнеса это по большей части благотворительность, если не брать в расчёт повышение лояльности сотрудников. Бизнес, даже крупный, редко мыслит глобальными категориями общенационального блага и временными горизонтами в несколько десятков лет. Это под силу только государству.

Одна из самых острых проблем — нехватка мест в детских дошкольных учреждениях. На сегодня ясельные группы в менее чем половине из них, а большинство мам хотели бы выйти на работу, продолжать учиться сразу же по выходе из декретного отпуска, чтобы не терять квалификацию, да это и материальная поддержка семьи. Но сегодня по стране в детсады очередь в 425 тысяч детей только от 3 до 7 лет! Доля детей до 3 лет составляет более 77% от общего числа детей, нуждающихся в устройстве в детские сады, прозвучало в докладе рабочей группы на президиуме Госсовета. А по данным Министерства образования и науки РФ по итогам 2013 года, очередь в дошкольные учреждения для детей от 3 до 5 лет ликвидирована только в 11 субъектах Федерации.

В этой связи нелишне вспомнить, как, скажем, региональные власти Свердловской области лихо урезали норматив налоговых отчислений в бюджет Екатеринбурга, в результате чего город практически лишился возможности финансировать заделы под будущие детсады; то, что сдаётся в городе сегодня — это итог прежних усилий муниципалитета, новое финансирование столь скудно, что уже тревожно за исполнение президентского указа об обеспечении на территории Екатеринбурга всех нынешних очередников местами в детсады до 2016 года.

А ведь нехватка детсадов — это не просто социальная, это экономическая проблема. Как сообщила на заседании президиума Госсовета вице-премьер Ольга ГОЛОДЕЦ, сегодня занятость среди женщин, имеющих детей дошкольного возраста, составляет 63%, и при этом около 30% ещё хотели бы выйти на работу буквально сейчас. Они знают, кто является их потенциальным работодателем, у них есть потенциальное рабочее место. Да и в целом в городе дефицит кадров. Но…

Получается, и экономика города страдает, и демография. Невозможность устроить ребёнка в садик удерживает очень многих от рождения ребёнка. Ведь это огромный экономический ущерб семье — либо один из членов семьи ничего не зарабатывает, либо всю зарплату надо отдать в коммерческий детсад. Да и когда ребёнок пойдёт в школу, женщина уже вряд ли сможет работать в полную силу: многолетний простой уничтожает её квалификацию. И это не только деньги: женщина начинает ощущать свою неполноценность рядом с мужем. Она сверхзависима от него. Да, в конце концов, современным девочкам многолетнее сидение дома — хуже тюремного заключения, самореализация на работе, социальные связи там — неотъемлемая часть их жизни.

И к экспертам обращаться не надо, ясно, что миллиарды, потраченные на детские сады, произведут триллионы в российской экономике и принесут сотни миллиардов в бюджет.

В прошлом году в стране впервые в новейшей отечественной истории случился естественный прирост населения; в Екатеринбурге этому процессу уже 7 лет; но мы понимаем, что в России демография в силу исторических же причин имеет периоды взлётов и периоды спада.

Сейчас имеются все возможности, чтобы амплитуда этих «качелей» снизилась — и по глубине, и по времени.

Но для этого необходимы усилия всех институтов: государства, общества, бизнеса, политиков.