Екатеринбург новости

Валюта: EUR 78,44 USD 71,88

Коза в VIP-зале

Вспоминается диалог в одном из провинциальных городков в пору перестройки — когда уже была объявлена широкая гласность, но ещё не подошли к альтернативным выборам, в магазинах шаром покати, а льготы номенклатуре сохранялись — между первым секретарём обкома партии, прибывшим в качестве кандидата в депутаты Верховного Совета на встречу с избирателями, и избирателем.

Избиратель, воодушевлённый веяниями демократизации:

— А правда ли, что рядом с вашими обкомовскими дачами есть специальная ферма, откуда всем обкомовским каждое утро доставляется свежее молоко?

И, сглотнув слюну, скорее всего потому, что давненько молока не пивал, ибо, если кто из молодых не знает, молоко тогда было в крайнем дефиците даже для детей, добавляет:

— И когда же у всего народа наступит жизнь, как у вас?..

Умудрённый опытом — « нэп пережили, перестройку тоже переживём», — первый секретарь не пошёл в яростное наступление против народного трибуна, он практически поощрил его за такую гласность:

— Совершенно правильный, актуальный вопрос. Партия объявила войну необоснованным льготам — и мы в нашей области эту линию строго выдерживаем. Мы рассмотрели вопрос на бюро, и необоснованных льгот у нас нет. Мы даже перекинули в зарплату партийных и советских работников деньги на проживание на дачах — и сегодня все, кто пользуется государственными дачами, должны возмещать проживание в них из зарплаты по утверждённым расценкам. Мы всё делаем для того, чтобы быть ближе к народу, знать его нужды, решать проблемы. Перестройка и ускорение — вот курс, чтобы жизнь народа изменялась.

Сделал паузу, откашлялся и продолжил в самом что ни на есть доверительном тоне:

— Но, собственно, о каких дачах можно говорить, когда это только одно название — дачи! Вот вы, небось, живёте в своём доме — в добротном, наверное, пятистенке, восемь часов отработали, домой придёте, отдыхаете… А моя дача — дощатый домик, в стенах дыры с палец, насквозь всё продувается. А коровы? Вы знаете, какие на этой ферме коровы?

Секретарь вышел из-за трибуны на авансцену, пригнулся и провёл рукой линию параллельно полу на уровне колена:

— Они во-от такусенькие, эти коровёнки, ну что козы, и молока дают по полстакана в день…

Не думаю, что зал удовлетворился секретарским ответом, но больше вопросов на темы льгот не задавали.

Хотя насчёт качества обкомовских дач партийный лидер был, в общем-то, прав: доводилось мне там позже бывать, действительно — убогость, особенно если по нынешним меркам судить, в каких условиях отдыхает нынешняя номенклатура. Ну, пусть и не в палец щели там были — но всё равно домики сродни баракам летнего пионерского лагеря. По поводу молочной фермы специального назначения суждения тоже были разные, говорят, что по четверти от того стакана доставалось и ближайшему детдому.

Однако все понимали, о чём секретарь недоговаривал. И дача у него была в придачу к пятикомнатной городской квартире с охраной — а под крышей пятистенка того мужика-избирателя жили четыре поколения; и санатории, спецбольницы, особые «столы заказов» служили только номенклатуре etc.

Но сказать, что народ в те годы восставал против льгот с революционной целью — отобрать и поделить, — нельзя. Не 1917—1921 годы, всё-таки. Народ стал тоже мудрее, и вопрос ставился так: если мы живём плохо, а власть не умеет сделать нашу жизнь достойной — с чего это тогда такой-то власти привилегии?! «По делам да воздастся»…

Граждане той страны Советов желали человеческой жизни, и льготы тем, кто сам жил как человек, в то время как подавляющее большинство лишь влачило жалкое существование, воспринимали как личное оскорбление; и из чувства собственного достоинства восставали против всевозможных привилегий — действительно незаслуженных, не оправданных качеством жизни в стране. «Живут на наши деньги и ещё и жируют за наш счёт» — вот это считали главным неправильным моментом.

Лозунг «Долой привилегии!» стал в большей степени отражением недовольства людей качеством своей жизни, а также протестом против вранья, которое слышалось с трибун.

Движение народных масс возглавили активисты, а с падением страны Советов и образованием новой России всевозможные льготы под аплодисменты избранников в новую власть и одобрение залов и площадей были ликвидированы. Дошло даже до того, что расформировали многочисленные структуры обслуги, закрыли VIP-залы в аэропортах, перепрофилировали дома отдыха для чиновников и депутатов, и т. п.

Но ненадолго.

Через совсем короткое время пришедшие к власти активисты, которые возглавили народное движение против номенклатурных льгот, вдруг ощутили себя обделёнными: они столько делают для народа, а им кроме зарплаты — по их твёрдому убеждению, тоже маленькой, — никакой за то благодарности, никакой отдушины.

И потихоньку всё вернулось на круги своя. И даже с процентами. Болтовни с трибун стало больше прежнего — но и список льгот расширился. Тем более что устанавливать их стало неизмеримо проще: за собственные льготы сами и голосуем. Установили и строгий ранжир, кто в каком качестве пребывая на какие привилегии может рассчитывать. Теперь не подкопаешься: есть законы, нормы, постановления — и все пункты обоснованы.

И когда вдруг Минфин РФ, не знаю уж, с какого дуба рухнув, предложил недавно прекратить финансирование VIP-залов в аэропортах — мол, только на пользование парламентариями этих залов тратится в год около 100 млн. рублей казённых денег, — парламентарии, естественно, выказали крайнее неудовольствие. Вплоть до того — а не пора ли вызвать на ковёр зарвавшихся финансистов?..

В самом деле, депутаты Госдумы у нас приравнены по статусу к министрам (естественно, статус этот они себе сами и установили), так почему министрам положены VIP-залы, а депутатам нет?!

Правда, после таких заявлений в Интернете проскользнула критика Минфина за его нерешительность и половинчатость предложения о минимизации VIP-трат: а не включить ли в список лишенцев до кучи и министров?

Но вылететь-прилететь через VIP-залы — не самое наглядное преимущество нынешней номенклатуры, те более что по информации из Управления делами Президента, таких залов в РФ всего пять, — которые на государственном коште; правда, заметим, что чинов, туда допускаемых, слишком уж в России много. Да и залы эти как раз в аэропортах, откуда современная российская элита вылетает на отдых в другие края Земли — то есть они не пустуют, в них аншлаг.

Самое наглядное преимущество современной касты избранных и избранными назначенных, а также принятых в услужение и обслугу избранников и назначенцев — то, что вместо прежних «столов заказов» или бесплатных санаториев по категориям у них отличная монетизация за должность. Раньше не хватало, скажем, специальных санаториев — ждали очереди два—три года, теперь получают деньгами — каждый год! — и езжай, куда тебе захочется. За всякую «вредность» чина — деньги. Плюс просто рост зарплаты.

И в результате только официальные заработки по должности у чиновников федерального масштаба выросли за последние годы в 1,5—2 раза, в то время как средняя зарплата по стране — на 20—30%.

В этом году — на фоне стагнации и ожидания вероятного кризиса и тотальной экономии будущего бюджета — только за первые полгода зарплаты федеральных чиновников выросли на 20%, а с сентября высокопоставленные чиновники будут получать ещё больше; у некоторых зарплата повысится опять чуть не вдвое.

«По делам да воздастся»… По делам ли?

Что, у нас в стране жизнь стала на 20% или вовсе в 2 раза лучше? Или власть стала работать на 20% либо в 2 раза успешнее?

Ни то, и ни другое.

Депутат ИСАЕВ — некогда анархист, восстававший против устоев несправедливо устроенного государства, а ныне особа, вовлечённая во власть, — прекрасно показал, насколько власти до лампочки весь этот самый народ. Летя за государственный (наш с вами, избирателей) счёт в лучших салонах лайнеров, загружая в лайнеры пьяных сотоварищей, также за наши с вами деньги, депутаты и министры (а история свидетельствует, были случаи с Исаевым и аналогичные скандалы и с министрами, и с их заместителями!) говорят как бы нам: а пошли вы…

Да и в реальности подчас так и говорят — открытым текстом. Живёте вы, мол, в своих пятистенках, а у нас дачи худые и козы без молока, а работа — за вас радеем, а вы — льготы, льготы…

Тьфу.

В последнем номере журнала The Economist приводятся данные о состоянии парламентариев разных стран мира. Так вот, если вы думаете, что самые богатые — это конгрессмены и сенаторы США, — ошибаетесь, наши тех обогнали! Как говорится в комментарии к этой публикации на сайте Slon.ru, «российских госслужащих по сравнению с американскими не назовёшь аскетами — и в этом они почти не уступают китайским коллегам». Уточню: парламентарии коммунистического Китая — на первом месте, и чем это не ориентир для наших парламентариев и чиновников?! Своего рода ностальгия…

Естественно, видя, как отрываются номенклатурные единицы, стараются не отстать и наши бизнесмены. И в результате в России 101 человек — повторю, всего 101 (!) человек россиян — владеют сегодня 35% всех национальных богатств.

Чтобы узнать, какова в среднем доля, приходящаяся на каждого из остальных граждан страны, достаточно разделить 65% на 143 000 000.

[xfgiven_images]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.