У мужчин от страха глаза велики...

У мужчин от страха глаза велики...

Похоже, вышедший на авансцену поиск врагов, кои не дают нам наладить жизнь, и взращиваемая ненависть к чужакам, от которых вообще одни только беды, даёт плоды. В умонастроениях россиян ощущается крен в оборонительную сторону, а не в созидательную.

А беснующимся политиканам только то и нужно. Они, похоже, уже ничего не боятся — даже риск развала России их не останавливает, — и чтобы оставаться на плаву, ещё более возбуждают электорат, срывая аплодисменты аудитории.

Иначе чем объяснить предложение старца отечественной политической когорты — «либерала», а по сути фашиствующего националиста — «огородить Кавказ колючей проволокой», а за излишне рождённых детей взыскивать с тамошних семей штрафы?

И вот уже и «фюреры» рангом поменьше — например, из фракции ЛДПР в Заксобрании Челябинской области, — в ответ на прозвучавшую в адрес их главного фюрера за его словесный понос в прямом эфире критику, апеллируют к мнению «миллионов россиян», которые, мол, считают, что надо этих «кавказцев» прижать, а ЖИРИНОВСКИЙ лишь «выразил мысли многих».

Как вы понимаете, дело тут не в одних «кавказцах» — точнее, не в них даже вовсе. «Мысли миллионов» легко направить в подходящее время и на любых иных. Сегодня под руку подвернулись чеченцы и дагестанцы, завтра будут татары и башкиры, послезавтра — опыт есть, — евреи, далее пойдут люди с чёрной или жёлтой кожей; а там уже драка пойдёт не по одним только национальным признакам или географическому положению — дело не встанет за «олигархами» и директорами, фермерами и торговцами.

Кстати, найдутся те, кто с удовольствием науськает граждан и на депутатов вместе с лидерами партий, — но об этом исходе депутаты и лидеры, произнося зажигательные речи, видимо, не задумываются…

А зря.

Ведь в нашем обществе начинает превалировать подозрительность. Граждане стараются оградить свой личный мирок от людей, чьи воззрения хоть сколько-нибудь отличаются от их собственных представлений.

Да что там — уже и государство не может обойтись без того, чтобы не выслеживать тех, кто не согласен с ним. И граждане начинают уже аплодировать государству, которое, защищая якобы интересы общества и даже отдельно взятых индивидуумов, порождает врагов — в лице других индивидуумов; и врагом можно уже назначить всякого…

Политика отчуждения человека от результатов его личной деятельности и перекладывание ответственности государства на некие внешние причины становится квинтэссенцией поступков многих, кто находится в государственной машине.

И надо заметить, эта политика ложится на хорошо унавоженную почву — на ментальном уровне.

Весьма любопытный опрос Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) с кратким, но ёмким посылом — «О вражде» — показал, что у 4% россиян на данный момент есть как минимум один враг, ещё у 13% граждан страны таковых несколько.

То есть резонно предположить, что у каждого шестого (!) россиянина время от времени возникает мысль, чем бы таким отомстить имяреку такому-то или как бы лучше этакому знакомцу насолить, — даже спится плохо, настолько сии мысли докучают.

Впрочем, «каждый шестой» — это очень условно. Едва ли наши соотечественники объявляют друг другу, что всё — они теперь враги, и предполагается дуэль; скорее всего, во вражеском перекрестье куда больше россиян, просто не все знают, что их считают врагами, как и сами не сообщают своим врагам о своём к ним отношении.

Так что не будет большой натяжкой сказать, что враждует у нас постоянно либо перманентно входит в раж борьбы с кем-либо если не треть, то уж четверть населения страны точно.

Куда только делись воспетое дружелюбие россиян и веками хранимая их терпимость! Теперь мы какая-то нация непримиримых…

Да и то: враги у нас появляются, свидетельствуют данные ФОМ, отнюдь не в результате физических разборок или посягательств на жизнь либо в ходе имущественных споров, или когда обидели наших детей либо увели любимую женщину (любимого мужчину), etc — что было бы хоть как-то, но объяснимо.

А именно по мировоззренческим причинам.

В большинстве случаев вражеское перекрестье образуется на почве различий в мироощущениях. Во враждебные отношения россияне входят, оказывается, чаще из-за «разных взглядов на различные события», либо когда «не сошлись во мнениях» по тому или иному поводу, а также из-за «непонимания друг друга».

Казалось бы, выяснили, что разное у вас с тем или иным визави мировоззрение — ну и разошлись себе с миром, время покажет, пойдёт сближение или нет; так нет же — сразу враги. «До последнего вздоха не прощу тебе, что ты думаешь не так, как я…».

А ещё врагами россияне становятся от зависти — «Они завидуют тому, что мы построили дом», — из-за бизнеса и карьеры; денег и соперничества в личных отношениях — «Не можем поделить мужа/жену» — и просто «не понравились друг другу».

Кстати, помириться многие бы и не прочь — да вот только большинство считает, что первым сделать шаг навстречу должен не он, а враг. При таком раскладе рассчитывать на тотальное примирение, как вы понимаете, не приходится…

Так и в обществе в целом вместо атмосферы дискуссии и поиска решений идёт нагнетание враждебности, устанавливается атмосфера противостояния, деления нации на «своих» и «чужих».

Руководитель отдела клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей ЕНИКОЛОПОВ прокомментировал в «Российской газете» исследование ФОМ тем, что в обществе страхи перед «чужаками».

Но очень часто за неприятием «чужаков» — а под таковыми следует понимать не только людей другой национальности, приехавших из другого места, но и тех, кто придерживается, например, других взглядов на жизнь, имеет иные приоритеты, — скрываются внутренние страхи. «Если человек видит в своих врагах то, чего он не понимает, боится, это раздражает его ещё больше и делает их ещё страшнее. Именно поэтому вражду нередко порождает такая вещь, как зависть, — сказал эксперт. И продолжил: — В древности люди вообще изображали чужаков с рогами, хвостами и копытами. Всё негативное всегда приписывалось врагам. Именно отсюда вытекает ксенофобия».

Добавим: вражда на личностном уровне выливается зачастую в агрессивность уже как общественное явление. При этом взрослые своим агрессивным поведением, высказанными вслух мыслями и выказанной враждебностью по отношению к другим — соседям, родственникам, коллегам по работе, участникам дорожного движения, да кому бы то ни было, — переносят собственные страхи и на детей. Что, как вы понимаете, добавляет рисков будущему нации.

Впрочем, жителям мегаполисов легче, если так можно выразиться, обходиться без врагов — во всяком случае, у городских жителей врагов вдвое меньше, нежели их у жителей сёл.

Как поясняет координатор проектов ФОМ Екатерина КОЖЕВИНА, исследователи изучали не сиюминутное проявление враждебности, а некие длительные и осознанные враждебные отношения. «Поэтому неудивительно, что жители крупных городов меньше склонны враждовать, нежели жители сёл. В мегаполисе социальные связи не так устойчивы, каждый живёт в своей квартире, в своей ячейке и может даже не знать, как зовут соседа. А в деревне все друг друга знают и постоянно общаются», — говорит социолог.

Заметим, что, по данным ФОМ, у мужчин врагов больше, чем у женщин. Как считают эксперты, это оттого, что представители сильного пола более амбициозны, активны и, можно сказать, принципиальнее, чем женщины. Женщина же более эмоциональна, поэтому она не склонна долго поддерживать враждебные отношения, ей проще помириться.

Но если быть последовательными в психологической интерпретации исследования ФОМ, то в наших женщинах, получается, куда меньше внутренних страхов, чем у наших мужчин. А можно сказать и так: у мужчин от страха глаза велики...

А в политике у нас чуть не сплошь мужчины — или как их там, которые всего и всех боятся?