Можно в Феликса. Но лучше — в детский сад

Можно в Феликса. Но лучше — в детский сад

Эпопея с возвращением на Лубянку памятника основателю ВЧК Феликсу ДЗЕРЖИНСКОМУ, которую на прошлой неделе завертели мэрия Москвы в содружестве с Мосгордумой, всё больше и больше напоминает не патриотический эпик (каким его, очевидно, задумывали авторы идеи), а самый натуральный бюджетно-распилочный фарс. Во многом потому, что дело здесь не в Железном Феликсе как таковом, а в программе московской мэрии по реставрации памятников — общей стоимостью 50 млн. рублей.

А раз есть программа, да ещё и щедро отваленные из бюджета под неё деньги, надо в срочном порядке составлять реестр объектов. А чтобы ни у кого сомнений не возникало в государственной значимости проекта, впихнуть туда как можно больше монументов, символизирующих Державность. Сталина — пока — выводить в роли такого символа боязно: интеллигенция не поймёт-с. Ленина — не тот мейнстрим. Памятники царям (те, что уцелели в революционных бурях) вроде в особой реставрации не нуждаются. И тут кто-то вспоминает: ба, так на Лубянке же вроде Феликс стоял! А подать сюда Феликса, отмыть, почистить и водрузить обратно!

Ну хорошо, скажет великодушный российский наблюдатель, давно и прочно разуверившийся в способности федеральных госчиновников и депутатов отличать служение стране от пиар-кампаний. Есть деньги — давайте их пустим на благое дело. Да хотя бы на реставрацию знаковых монументов. Но почему не в городское хозяйство их направить? Не в социальную сферу? Не в гранты какие-нибудь для талантливой молодёжи? Ведь 50 миллионов — это очень и очень приличная сумма. Один, а то и два капитально отреставрированных детских сада. И уже если реставрировать «символы эпохи», то почему самый одиозный? Что, зрительская масса горячо требует? Стосковалась по создателю одной из самых жестоких карательных спецслужб в истории человечества? На фоне истошного православного «ренессанса» последних лет такая гипотеза выглядит особенно забавно — учитывая, что, по вполне официальным данным, в период с 1918 по 1939 годы органами ВЧК-ОГПУ-НКВД было только расстреляно 42 тысячи священнослужителей, не считая просто посаженных в лагеря и высланных в казахстанские степи. Да и казачество, которое сегодня в первых рядах «борцов» с мигрантами, неформалами, геями и прочими «осквернителями святынь», возвращения Эдмундыча на Лубянскую площадь тоже не одобрит, к гадалке не ходи. Тогда зачем?

Вопрос некорректный. Не зачем, а почему. Причины две: хроническое отсутствие конструктивной национальной идеи и полнейшая оторванность «слуг народа» от реальных (а не мифических) интересов избирателей. Вот и мечутся наши горе-идеологи из крайности в крайность, пытаясь нащупать в потёмках своего возбуждённого подсознания верный ответ на вопрос: «Чем бы народ потешить, чтобы он не зверел и погромов не устраивал?» То «Сталинобусы» по улицам Москвы пустят. То факультет теологии при МИФИ организуют, хотя по этакой логике нужно и при Московской духовной академии факультет ракетостроения забабахать. Для паритету. То памятник генералам Краснову и Шкуро в Донском монастыре открывают — забывши, видимо, что эти деятели белого движения в годы Второй мировой войны активно помогали Гитлеру уничтожать партизан в Польше, Югославии и Франции и даже сформировали для этой цели отдельную казачью дивизию СС. То вон Дзержинского из запасников извлекают. Стоит ли удивляться, что «зрительская масса» потихоньку сама теряет идеологические и нравственные ориентиры? А потерявши их, развешивает посреди многомиллионного города — рядом с патриотическими билбордами из серии «Спасибо деду за Победу» — афиши одной из самых скандальных российских рок-групп, на которых музыканты изображены в фашистской форме?

А тем временем «замкадью» до идеологических терзаний Мосгордумы — примерно как покойнику до дискуссии о том, в каком гробу престижнее лежать — от Версаче или Дольче и Габбана. Ни в Екатеринбурге, ни в Перми, ни в Краснодаре, ни в Новосибирске, ни в Казани с Челябинском что-то не слыхать о многотысячных митингах против либо в поддержку мосгордумовской инициативы. Возможно, разгадка этого прискорбного безразличия — в разнице показателей бюджетной обеспеченности между Москвой и крупнейшими городами-миллионниками России. В Москве, как известно, бюджетная обеспеченность равняется 134 000 рублей на человека. В перечисленных выше мегаполисах — от 22 000 до 28 000 рублей. И это, как говорил граф де ла Фер по совершенно иному поводу, «ещё из лучших». При господствующей в России системе перераспределения налоговых поступлений — 17 копеек с 1 рубля в муниципальный бюджет, остальное в областной и федеральный — другого расклада и быть не может. А значит, спор между депутатами в местных Думах будет вестись на какую угодно тему, только не о памятнике Дзержинскому. Например, где наскрести денег на ремонт дорог, строительство транспортных развязок и метро, реконструкцию школ и больниц, перекладку износившихся вусмерть муниципальных тепловых сетей, возведение домов для отселения туда обитателей ветхого жилья. У кого просить «добавки», у области али у Москвы? Или не париться зря, а подключить к делу крупный бизнес? А может, плюнуть уже на патриотические предрассудки и занять под проценты у заграницы? Потому что времени раскачиваться уже не осталось: тому же Екатеринбургу в 2018 году проводить матчи чемпионата мира по футболу, а в 2020-м, если повезёт, — то, вполне вероятно, и ЭКСПО. А для ЭКСПО-2020 нужна развитая современная и комфортная дорожная сеть, не говоря уже о метрополитене. А для обустройства всего вышеозначенного нужны миллиарды долларов, которых в казне Екатеринбурга нет…

И вот на этой оптимистической ноте великодушный российский наблюдатель начинает внезапно понимать, какая именно национальная идея нужна России, чтобы сделать её не просто великой и грозной (уж чего-чего, а пугать заграницу ракетами мы всегда умели и любили), а СОВРЕМЕННОЙ мировой державой, в которой живут финансово обеспеченные и морально здоровые граждане. Всё просто. Нужно переписать Бюджетный кодекс в сторону увеличения муниципальной налоговой доли. Хотя бы до 30—40 копеек с рубля. И благодарные регионы вкупе с мегаполисами, получив, таким образом, реальную возможность строить, ремонтировать и повышать зарплату бюджетникам безо всякой помощи из Москвы, полюбят Родину в ответ с удвоенной силой — без хитрозагнутых и дорогостоящих кампаний по возвращению одних памятников и низвержению других.