Он отвесил пинок XX веку, чтоб сейчас говорить о любви

Он отвесил пинок XX веку, чтоб сейчас говорить о любви

— Я как Омар ХАЙЯМ, только лучше! — с порога огорошил Пётр Владимирович.

— Вот они, мои рубаи, — и я уже держу в руках листочки, исписанные красивым почерком. — Все — только о любви. И все — нарисованы. Тут мы Хайяма и переплюнем!

Согласитесь, герой уже раскрыл всю свою сущность, обозначив, что он:

а) поэт;

б) художник;

в) человек с прекрасным чувством юмора.

Позвольте представить: Пётр Владимирович ЕВЛАДОВ. И сегодня, 1 ноября 2013 года, ему исполняется 90 лет!

Впрочем, наши читатели наверняка с ним знакомы: юбиляр проработал в «Вечёрке» ни много ни мало — 30 лет. Участвовал в выпуске 11 000 газетных номеров, в каждом из которых опубликовано как минимум 3 рисунка в его исполнении. Итого порядка 33 000 работ! 33 000 уникальных, талантливых, остроумных карикатур, главным преимуществом которых является скорость. Это обычный художник может позволить себе писать одну вещь неделями, месяцами и даже годами. У газетного в распоряжении несколько часов. А когда материал с пометкой «срочно в номер!» — то и несколько минут.

90-летний Пётр ЕВЛАДОВ и 17-летний Рыж Петрович. Фото: Надежда БАЯНДИНА.
— Так-так, — говаривал, бывало, Пётр Владимирович, пробежав глазами критическую статью, посвящённую, допустим, нерадивым работникам трамвайного депо, которые в рабочее время устраивали обеденный перерыв. Вскоре из-под его руки выходила импровизация: «пикник на траве» с очеловеченными художником трамвайными вагонами.

Поистине, подобное под силу единицам. Пётр Владимирович как раз и есть такая единица. Профессиональная, творческая и ответственная.

— За 30 лет — ни одного прокола, — с гордостью говорит он.

Вспомнить всё

— Моя жена. Мы с ней сидели за одной партой. Вот батя — полярник. Участвовал в экспедициях на Ямал. Мама — учитель словесности…

Помещение, по которому меня ведёт от фотографии к фотографии Пётр Владимирович, я мысленно окрестила «комнатой воспоминаний». Нас сопровождает Рыж Петрович — четвероногий друг и полноправный член семьи Евладовых. Разумеется, рыжий. В этом году ему исполнится 18 лет.


Пётр Владимирович «вечёркинской поры». Фото: Надежда БАЯНДИНА.

Всюду вещи, которые дороги Петру Евладову как память. Память о тех, кого уже нет… К 90 годам Пётр Владимирович похоронил немало родных и близких. Родителей, жену, дочку Олечку… Но в его воспоминаниях нет горечи: такова жизнь, и ничего с этим не поделаешь. Кто-то уходит, а кто-то приходит. 8 внуков и 5 правнуков — совсем неплохой капитал! Причём капитал растущий. Многие, кстати, пошли по стопам Евладова-старшего: оба сына — художники, да и среди внуков немало людей творческой профессии. Алёна, к примеру, как когда-то её дед, трудится в газете, правда, не в «Вечёрке», а в «Уральском рабочем», но обе редакции, как известно, входят в один медиа-холдинг.

… Мы обходим «комнату воспоминаний» и совершенно естественно погружаемся в прошлое.

Мама Петра Евладова Ольга Владимировна, говорят, могла бы стать хорошей художницей. Но стала учителем. Зато в какой бы город ни переезжала семья (а попутешествовать Евладовым пришлось порядком), Ольга Владимировна обязательно находила уже состоявшегося художника и отдавала ему в обучение маленького Петю. Наконец семья «осела» в Свердловске, и мальчуган устроился в студию при Дворце пионеров. Где и проводил всё свободное от учёбы время.

«В тылу вы нужнее»

Когда началась Великая Отечественная война, Петру оставалось отучиться в школе ещё год. Отец, сестра, одноклассники, закончившие школу годом раньше (Петя из-за тяжёлого воспаления почек просидел два года в одном классе), были на фронте, а юный Евладов мучился от осознания ненужности. В начале выпускного, десятого класса, он выкинул фортель: записался в открывшуюся школу политруков. Но руководитель учебного заведения оказался не промах. Получив на руки документы из военкомата, вызвал к себе новоиспечённого курсанта и отчитал по всей форме:


Рисунок, который не был опубликован в «Вечёрке» из-за соображений цензуры. Сегодня мы исправляем это упущение. Фото: Надежда БАЯНДИНА.

— У вас что в карточке написано? Тяжести не поднимать, резких движений не делать, с высоты не прыгать… Да вы же от физкультуры освобождены! Какой вам фронт?!

И уже спокойнее подытожил: «Для того, чтобы обеспечить одного фронтовика, нужно 10—15 работающих в тылу. Это и будет ваш вклад в победу».

На улице Пётр Евладов заплакал от бессилия…

Война с прогульщиками

Возвращаться назад в школу — немыслимо! И 17-летний Пётр пошёл на завод. Трудился на 46-м патронном заводе, эвакуированном в Свердловск из Кунцево. Сначала токарем-универсалом, потом слесарем-лекальщиком в инструментальном цехе. Но рисовать не бросал. Каждый день заводчане толпились у стенгазет, оформленных Петром Евладовым. Были здесь и похвальные:

— Молодо, зелено, здорово!

Юн Чумаченко, да смел,

Взрослый не всякий справится с нормой,

А он и 105 сумел!

Были и обличительные карикатуры на тех, кто выпил лишку, опоздал, либо совсем не явился на работу. Когда провинившийся исправлялся, карикатуру снимали. На заводскую версию «Крокодила» приходилисмотреть даже работники других заводов.

Без каникул и выходных

Война закончилась, а Пётр Владимирович продолжал трудиться на заводе. За это время женился и стал отцом Олечки. Талант по-прежнему требовал выхода. Постепенно Пётр Евладов начал брать заказы на росписи залов домов культуры, оформление декораций, выполнение графических рисунков… Так и жил, пока однажды не встретил на улице бывшего руководителя художественного кружка.

Стих-рис-некдоты — изобретение юбиляра. Фото: Надежда БАЯНДИНА.
— Хватит уже прозябать на заводе! — воскликнул старый знакомый и поведал об открытии при Свердловской киностудии школы киноактёра — филиала знаменитого ВГИКа.

Туда Пётр Владимирович поступил 13-м. И сразу понял: отдыхать будет некогда. Создатели школы втиснули в 3 года весь 5-летний курс ВГИКа. Поэтому будущие артисты кино учились без каникул и почти без выходных.

На втором курсе в семье Евладовых родились мальчишки-близнецы. Днём многодетный папа учился, а ночью рисовал на заказ графику — она ценилась выше остальных жанров.

День выдачи диплома стал одним из самых… несчастливых: новоиспечённые киноартисты узнали о закрытии в стране 6 киностудий художественных фильмов. Как?!! Столько учиться и остаться в итоге безработными? Вот тут-то Пётр Евладов и сделал ставку на то, что всегда приносило ему хлеб, и устроился в газету «На смену!» художником. А с 1960-го занимался тем же уже в «Вечернем Свердловске».

«Дело художников»

Но до того грянул гром. В мае 1951 года на Евладова и ещё 16 художников был написан донос, суть которого сводилась к тому, что одни люди работают, а другие травят в мастерских анекдоты и при этом зарабатывают почему-то в разы больше.

Времена были сталинские, и «органы» отреагировали немедленно: взяли пятерых, которые были под рукой, в том числе и Петра Владимировича. Как «расхитителю государственной собственности», ему дали 10 лет. Реальный срок, по счастью, оказался короче: 2 года в СИЗО и 1,5 — в детской трудовой колонии в Верхотурье, куда наш герой был направлен в качестве художника-воспитателя.

Даже это время он вспоминает с улыбкой. Чего они с ребятами только не делали! Рисовали, мастерили, даже играли в спектаклях. В пьесах по ЗОЩЕНКО, по ЧЕХОВУ. А однажды поставили «Два капитана» КАВЕРИНА. Пётр Евладов до сих пор жалеет, что не догадался предложить начальнику колонии пригласить на премьеру «киношников».

Стихи без купюр

На свободе Пётр Владимирович вернулся к иллюстрированию газетных статей, но уже в «Вечернем Свердловске». Параллельно снимал фильмы для телевидения (на его счету 10 короткометражек). Писал стихи. Первый сборник «Звёздные своды» удалось издать только к 50-летию Великой Победы. Раньше не пропускала цензура.

Стихотворение, давшее начало сборнику, — «Соль земли» — родилось ещё в страшном 1941-м, по воспоминаниям одноклассника Сергея СУЧКОВА о его первом дне на войне. Потом к нему добавилось ещё несколько десятков «стихов без купюр», которые сам Евладов называет «журналистскими».

На границе двух столетий вышел ещё один сборник — «Двадцатое средневековье», в котором поэт, по его собственному выражению, «отвесил увесистый пинок XX веку», принёсшему населению нашей страны столько бед и страданий.

Следующая книга была уже совсем другой: лёгкой и весёлой. Её издал медиа-холдинг «Уральский рабочий» в честь прошлого юбилея Петра Евладова, раскрыв бывшего «вечёркинца» как создателя нового жанра — «стих-рис-некдота». Это такие рисунки, сопровождаемые юмористическими подписями в стихах, которые сами по себе являются полноценными анекдотами. Другое название этих творений — «евладушки» — мне лично нравится гораздо больше.

Вечно влюблённый

Сейчас все мысли удивительно талантливого человека заняты… любовью. Подготовкой к изданию миниатюрных сборников стихов с похожими названиями: «Пиры любви», «Сады любви», «Дары любви» и т. д. Всего в них поместилось 260 ёмких четверостиший, в которых рифмуются первая, вторая и четвёртая строки. Это и есть те самые рубаи, которые вполне могут поспорить, по мнению юбиляра, с «хайямовскими».

— Это идеальная форма для признания в любви, — считает Пётр Владимирович. — А мои рубаи только об этом, потому что я — вечно влюблённый человек. В свою жену, в творчество, в жизнь…

Тем временем

Пётр Евладов в этом году вошёл в число лауреатов городского социокультурного проекта «Признание», который реализуется Библиотекой главы Екатеринбурга с 2001 года.

Рубаи

(из сборника «Дары любви»)

Не проклинай любовь, узнав, что ты рогат,

Во-первых, ты да чёрт в том виноват.

А во-вторых, будь счастлив:

Не ослицей, а резвою лошадкой ты богат!


Поздравляем!

Коллектив медиа-холдинга «Уральский рабочий» поздравляет своего любимого коллегу.

С юбилеем вас, Пётр Владимирович! Долгих и плодотворных вам лет!